1925, январь

12—18 января

 I Всесоюзный учительский съезд. Москва. Присутствовало более 1500 делегатов. Съезд за­слушал и обсудил доклады, посвященные важнейшим вопросам на­родного просвещения, и принял резолюции: «Международное по­ложение», «Учительство и очередные задачи Советской власти». «Задачи просвещения», «Национальный вопрос и школа», «Ком­сомол и учительство», «Учительство и профдвижение» и др., в которых  констатировались успехи советского хозяйственного и куль­турного строительства, его связь с повышением культурного уров­ня народа и  намечались меры дальнейшего укрепления и развития на­родного просвещения. В  принятой съездом декларации, содержавшей анализ ошибок, допущенных учительством в первые годы Со­ветской власти, отмечалось, что  «нам ясно, теперь непререкаемо ясно, в чем была та основная первородная ошибка, из которой вытекали все  остальные. Эта ошибка заключалась в той иллюзии, которую Ленин в одной из своих незабываемых для нас, просвещенцев, речей определил как ,,обман народа лозунгами демократии и свободы”. Русскому народ­ному учителю всегда был свойственен интеллигентский идеалисти­ческий романтизм во взглядах на общественные отношения. Да­лекий от несокрушимой логики научного анализа последних, мало развитый в общественно-политическом отношении, он легко под­давался яду этих демократических иллюзии. Социально не за­интересованный в сохранении и поддержке капиталистического строя, учитель фактически являлся бессознательным и послушным орудием буржуазии и ее классовых интересов. Ему казалось, что все социальное зло исчерпывается пределами царского самодер­жавия, и республиканские государства европейской и американ­ской буржуазии казались ему идеалом. Он верил в то, что в клас­совом обществе может быть классовая демократическая гармо­ния». (Правда. 1925.  18 янв.).