3 ИЮНЯ 1922, СУББОТА

    И. В. Сталин отправляет письмо  полпреду РСФСР в Германи и Н.Н. Крестинскому:

    «т. Крестинский! Вы, должно быть, догадываетесь, что положение Ильича было критическое,— иначе мы не рискнули бы на экстренный вызов Ферстера в Москву. Одно время положение казалось почти безнадежным, но теперь оно’ значительно улучшилось, и есть теперь надежда полностью восстановить Ильича при условии, если уход за пять-шесть месяцев будет тщательный под наблюдением знающих врачей. Нужны невропатолог (Ферстер) и. по внутренним (Клемперер). Мы просили Ферстера остаться самому и уговорить Клемперера приехать в Москву, но Ферстер сослался на те, что он человек казенный, служит в университете, работает при муниципалитете и не может отлучиться надолго без разрешения начальства (или даже правительства). Ферстер заяв­ляет, что в таком же положении находится Клемперер. Все дело теперь в том, чтобы устранить эти препятствия и. добиться приезда Ферстера и Клемперера в Москву на все лето. Политбюро просит Вас:

    1) Всеми средствами воздействовать на Германское правительство в том направлении, чтобы Ферстер и Клемперер были отпущены на лето в Москву, причем, если нужно, привлеките на помощь Красина и других, наших дипломатов.

    2) Немедля выдать Феретеру пять тысяч фунтов стерлингов (50 000 зол. руб.) как плату за оказанную услугу (ему уже сообщено, что эти деньги будут выданы Вами в Берлине).

    3) Заявить Ферстеру и Клемпереру, что – в случае согласия на выезд в Москву правительство России готово создать для них ту обстановку в Москве, какую они найдут для себя нужной (могут привезти семьи и проч.).

    С нетерпением ждем Ваших сообщений.

    По поручению П. Бюро И. Сталин».

    Добавить комментарий